Дмитрий Жданухин

19.08.2020

Записки коллектора Глава 2 “Уральский фрукт”

Тимофей Долгов не очень любил экзотические фрукты. Его не могли соблазнить блестящие, словно лакированные, бока аргентинских яблок и огромные гроздья чилийского винограда, а гигантская клубника или черешня в маленьких пластиковых контейнерах вместо усиленного слюноотделения вызывала мысли о наполняющей их таблице Менделеева. То ли дело наши отечественные яблочки и груши – пусть маленькие и неказистые, зато натуральные.

Именно о родных его сердцу фруктах и вспоминал Тимофей, разделывая ананас. Ананас, большой и явно зеленый, подсунул ему на рынке один колоритный грузин, когда Долгов решил побаловать своих гостей какой-нибудь экзотикой. А необычного хотелось вот почему: владелец собственного коллекторского агентства «СВС», наконец-то, стал законным и полноправным москвичом. Доступ в эту касту был получен путем покупки квартиры в одной из свечек в пределах МКАДа, пусть маленькой и на 10-м этаже, зато своей и двухкомнатной.

Когда-то выпускник юрфака из Екатеринбурга, только приехавший в столицу и снимавший комнату напополам с еще одним таким же лимитчиком, и мечтать не мог о такой роскоши. А сейчас на собственной кухне Тимофей пилил ананас, знаменовавший новый этап в его жизни. Следующими пунктами в его бизнес-плане стояли: 1. развитие фирмы, которое включало в себя  новые проекты «Долги ритейловых сетей», «Долги управляющих компаний» и консультирование крупных взысканий, в том числе за рубежом  2. женитьба. К жизни коллектор Долгов подходил серьезно.

Вечером пришли гости: его подчиненные и одновременно друзья из офиса, а также парочка сотрудников правоохранительных органов, с которыми он когда-то работал и регулярно посещал хоккейные матчи. Не то, чтобы он очень любил хоккей: по сути Долгов был философом, старающимся не поддаваться азарту, но матчи были отчасти похожи на его работу, и часто он находил в стратегиях игроков подсказку по ведению собственных дел.

Гости поздравляли с покупкой своего «родового гнезда», было сказано много хороших слов и поднято много тостов. Плавно от побед нашей сборной по хоккею на чемпионате мира и мирового финансового кризиса, разговор перешел на работу. Долгов давно заметил, что разговоры о работе ознаменовывают вторую стадию опьянения. Третьей по его шкале шла драка. Тут Тимофей вздохнул с облегчением – в гости к нему пришли люди мирные и интеллигентные, и до драки дойти не должно. Следовательно, за дорогие стеклопакеты, которые только позавчера установили, можно было не волноваться.

Наконец дело дошло до сладкого. Ананас – плод получасовых мучений – был порезан кубиками и уложен горкой.

- Ой, Тимофей Дмитриевич, вы же не любите экзотические фрукты! – всплеснула руками Аня, секретарь коллекторского агентства «СВС».

- Ну, Анечка, иногда надо изменять своим привычкам, - ответил Долгов, впрочем, весьма польщенный тем, что сотрудники помнят о его вкусах и пристрастиях.

- А кстати о фруктах, - вдруг встрял Петя Снегирев, студент-пятикурсник, подрабатывавший на фирме курьером и в свободное время помогавший Анечке с компьютером и документами. – Сегодня под конец рабочего дня вам звонили из какого-то города, хотели передать дело. Какой-то фрукт задолжал 700 тысяч рублей.

- Какой такой фрукт? – недоуменно спросил Долгов. – Физлицо или юрлицо?

- Это так предприятие называется «Фрукт». Они, по-моему, как раз и занимаются продажей фруктов или чем-то вроде того. Кстати, по-моему, в Екатеринбурге находятся… Да, точно, в Екатеринбурге. Так что вы должны их знать.

Тимофей на несколько минут задумался, вспоминая предприятия родного города. Живя уже несколько лет в Москве, он не терял связи со своим родным Екатеринбургом, где до сих пор жили его родители. Он часто наведывался туда, совмещая деловые визиты с общением со старыми знакомыми. И все равно, каждый раз, когда он прилетам из столицы в родной  Екатеринбург теперь казался Долгову маленьким и тесным. Покопавшись в памяти, он и впрямь вспомнил некое ЗАО «Фрукт», знакомое ему, впрочем, только по консервированному горошку и кукурузе, которые покупала мать для праздничных салатов.

- Да, есть у нас такой фрукт, - ответил Тимофей. – А кому задолжал?

- Тамбовскому хладокомбинату, - ответила Анечка и почему-то покраснела.

«Та-а-а-ак, - подумал Долгов, - похоже, у нас в офисе наклевывается роман»

- Они должны вам в понедельник позвонить, - продолжил Снегирев.

- Ну, в понедельник, так в понедельник, - ответил Долгов. – А теперь давайте есть наш фрукт.

Праздник закончился за полночь и без жертв. Несмотря на свою явную незрелость, ананас был съеден подчистую.

…Тимофей Долгов откинулся в своем «директорском» кресле, которое подчиненные нередко за глаза называли «троном» - уж очень внушительный вид был у этого произведения безызвестных дизайнеров. Он только что закончил очередную умную статью по технике общения с агрессивными должниками для одного из специализированных сайтов, и с чувством собственного удовлетворения перечитывал особенно удавшиеся места. Еще профессора в университете замечали, что голова у Долгова светлая, но пагубная склонность к лени мешала ему реализовать множество проектов. Но вскоре он смекнул, что с помощью этой самой головы можно достичь многого, если заниматься интересным делом, где, к тому же, еще мало конкурентов.

Вот и сейчас Тимофей прекрасно понимал, что собственной фирмы и прибыльных интересных дел уже недостаточно для его собственного личностного роста. Да и не уедешь далеко, если не заниматься созданием своего собственного имиджа. Поэтому директор агентства регулярно писал статьи для всевозможных специализированных журналов и Интернет сайтов. Последние этим материалам очень радовались, поскольку, хотя юристов и коллекторов в Москве пруд пруди, но пишут они так, что обрыдаешься. А Долгов писал просто и без излишней заумности, излагая факты и не навязывая свои суждения. Поэтому пресса любила агентство «СВС» и это помогало ему вести информационное обеспечение сложных дел.

«Должники часто как бы готовятся к звонку коллектора, «накручивают» себя, придумывают угрозы, которые начинают произносить сплошным потоком, не давая себя прервать» - перечитывал Долгов текст: «Обычные методы прерывания (слова «постойте», «подождите» и т.д.), как правило, ничего не дают.»

Зазвонил телефон и заставил Тимофея отвлечься на секунду от монитора. Он бросил укоризненный взгляд на телефон и тот затих, словно поняв намек – это Анечка в соседней комнате взяла трубку. Долгов снова принялся читать:

«В таких случаях надо сделать что-то необычное…»

- Тимофей Дмитриевич, это вас по делу, - секретарша заглянула в комнату.

Пришлось отложить статью и взять трубку.

- Я вас слушаю.

- Здравствуйте, Тимофей Дмитриевич. Это вас беспокоят из Тамбова, коллекторское агентство «Немезида». Вы, может быть, не помните уже, мы встречались на одном из семинаров в Москве.

- Ну, что-то припоминаю, - вежливо солгал Долгов, который в упор не помнил никакого агентства «Немезида» из Тамбова. – Как вы там поживаете, помог ли семинар?

- Кое-чем помог, - ответили на том конце провода. – Я к вам по делу. Боюсь, нам оно не по плечу, а вот вам из Москвы разрулить этот конфликт будет проще.

- Я вас внимательно слушаю.

- У нас в области есть хладокомбинат, который занимается замороженными овощами и фруктами. Ну, знаете там, всякая фасоль, морковка, клюква в пакетах.

- Ну да, глубокая заморозка, понимаю. Так в чем дело?

- Дело в том, что екатеринбургское ЗАО «Фрукт» задолжало 700 тысяч рублей нашему комбинату и все сроки уплаты долга уже прошли. Кроме того, у екатербуржцев там какие-то перестановки в руководстве случились и по-хорошему отдавать долг они не хотят – не приходят в суд. Хладокомбинат обратился к нам, но мы в основном занимаемся частными лицами и за пределами региона не работаем. Так что предлагаем вам взяться за это дело. Если согласны, то можем переслать все документы.

- Думаю, что нам это по плечу. К тому же я сам родом из Екатеринбурга.

- Ух ты, прямо судьба! Но, надеюсь, дело вы решите все-таки в пользу Тамбова.

- Клиент есть клиент!

- Ок. Тогда ждите от нас письма.

 

- Итак, дорогие коллеги, у нас есть новое дело, - сказал Тимофей на еженедельном собрании, которое устраивал в целях контроля деятельности сотрудников и повышения «корпоративного духа». Он считал, что совместная работа дает больше результатов, чем, если бы этим занимался один человек. И был, в принципе, прав.

- Дело обстоит следующим образом. В Екатеринбурге есть ЗАО «Фрукт», которое занимается производством и реализацией овощных консервов, соков и продуктов быстрой заморозки. Достаточно крупное предприятие в советские времена, сегодня оно переживает явно не лучшие годы. По крайней мере, оно задолжало 700 000 рублей Тамбовскому хладокомбинату, который производил термическую обработку и заморозку овощных смесей. Этот долг висит уже три года, и тамбовские коллеги попросили нас взяться за это дело, чтобы возместить хладокомбинату хоть что-то. Кто поможет мне с этим делом?

- Ой, Тимофей Дмитриевич, это мой шанс, ведь я первый об этом фрукте услышал! – воскликнул Петя Снегирев.

- А другие что глаза попрятали? – спросил Долгов, хотя ответ знал заранее: все его сотрудники были просто завалены работой.

- Тимофей Дмитриевич, я справлюсь! – жалобно продолжал настаивать Петя.

- Ну ладно, поможешь мне с этим делом, – смилостивился шеф и перешел к другим вопросам.

Снегирев и вправду активно взялся за дело с рвением неофита, за два часа раздобыл дополнительную информацию по ЗАО «Фрукт» и написал письмо-уведомление, которое принес на подпись Долгову.

 

Генеральному директору

ЗАО «Фрукт»

Арапову А.А.

 

Уважаемый Александр Александрович,

 

Уведомляем Вас, что ОАО «Тамбовский хладокомбинат» (г. Тамбов) заключило с нашей организацией, помимо договора на организацию оказания коллекторских услуг, соглашение об информационном (PR) сопровождении юридической деятельности по ситуации, связанной с уклонением от погашения задолженности в отношении ОАО «Тамбовский Хладокомбинат».

В рамках реализации этого соглашения нами будет произведено распространение информации о сложившейся ситуации в федеральных и региональных СМИ, а также будут проинформированы различные заинтересованные лица (Ваши партнеры, акционеры, контрагенты и поставщики, в том числе и Курганский хладокомбинат).

Для того чтобы избежать необъективности, просим Вас назначить ответственное лицо от Вашей организации для комментирования развития событий. О принятом решении прошу сообщить по адресу электронной почты sbs@gmail.com  

С уважением и надеждой на разрешение конфликтной ситуации с минимальным ущербом для  репутации  Вашей организации,

 

Тимофей Долгов,

генеральный директор

Московского коллекторского агентства «СВС»

 

Читая письмо, Долгов подумал о том, что у парня должно все получиться, и что это дело действительно может быть его шансом проявить себя. Но нельзя же, прямо с первого письма хвалить, тем более шаблоны ему наверняка дали другие коллекторы.

- Давай-ка поубавим пафосу, да и попроще можно написать, - состроив недовольную мину, сказал Долгов, возвращая письмо Пете. И, видя, как тот сник, добавил:

- Ничего, первый блин всегда комом.

Самому же Долгову предстояло общение с юристом хладокомбината, как видно, родственницей зам генерального директора – ибо она носила такую же фамилию. Должно быть, блат был единственным рабочим талантом этой особы, ибо накануне Тимофей получил исключительно бестолково составленные документы. И, набирая номер юриста Тамбовского хладокомбината, он уже предвкушал разговор.

Долгов был гурманом человеческого ума: он собирал своеобразную коллекцию глупости. Ведь глупость тоже бывает разная. Бывают дураки, которые, начитавшись или научившись, старательно имитируют умных, многих им даже удается обмануть и уверить в своем уме, хотя на самом деле этого им природа не дала. Таких Тимофей не любил. То ли дело обычная наивная безобидная глупость. Такие люди не делают никакого глубокомысленного вида и говорят такие откровения, что потом можно полдня смеяться и думать: Господи, ну бывает же такое. Юрист хладокомбината оказалась именно из такого типа милых, жизнерадостных и глупых родственниц начальников.

- Ой, а что там ошибки какие-то есть? – искренне удивилась она в ответ на замечание Долгова, что такие документы он принять не может из-за массы неточностей.

- Ну, Елена Петровна, ну что же вы сумму цифрами поставили, а прописью не написали…

- Ну зачем вам пропись, это же длинно так!

Долгову подумалось, что женщина определенно должна быть блондинкой.

- Ну ладно, сделаем вам прописью, – согласила она.

- Кроме того, почему у вас написано восемьсот тысяч, когда вы говорили, что долг составляет семьсот тысяч?

- Ну, так инфляция. Они нам уже три года эти деньги должны!

- Елена Петровна, инфляция тут не при чем, есть законы и нельзя дописывать в договор все, что хочется.

- Ну ладно, ладно. Будет вам другая сумма.

- Кроме того, я не заметил наличия некоторых бумаг, например, акта приема-передачи, документов, подтверждающих наличие долга…

- А это все тоже нужно?

- Конечно! Процесс взыскания долга – штука серьезная и требует наличия всех документов.

- Ой, где же их взять! Ну ладно, поищем вам ваши акты.

Долгов положил трубку в искреннем восторге от этой прекрасной и наивной глупости.

Через неделю Долгов вернулся в родной город. В Екатеринбурге было непривычно тепло по сравнению с Москвой, где в день вылета температура опустилась до +5. Каждый раз Тимофей возвращался домой с каким-то щемящим чувством, отмечая как до боли знакомые проспекты и дома становятся все более чужими. Еще несколько лет назад он и представить не мог, каким видят его город приезжие. А сейчас он смотрел на него их глазами, отмечая все, незаметное обычному екатеринбуржцу.

После выходных, наполненных общением с родителями и приятелями, Долгов решил навестить ЗАО «Фрукт» и его директора Александра Арапова, который был должен уже получить письмо-уведомление о передаче всех прав ведения этого дела москвичам.

ЗАО «Фрукт» занимало целый квартал в промышленной зоне Екатеринбурга. Окруженные бетонным забором с остатками колючей проволоки цеха, обшарпанная проходная с пожилым омоновцем – предприятие явно находилось в упадке.

Странно, но Долгова как будто ждали – на проходной, позвонив секретарю, омоновец пропустил его, не задавая лишних вопросов. Обычно коллектив фирмы-должника делал все, чтобы помешать коллекторам работать. В приемной немолодая секретарша попросила подождать и спустя несколько минут впустила Тимофея в кабинет генерального директора.

Навстречу коллектору поднялся грузный мужчина лет пятидесяти с нездоровым цветом лица и усталыми глазами.

- Насколько я понимаю, Тимофей Дмитриевич Долгов? – уточнил Арапов, протягивая руку.

- Да, это я. Видимо, вы уже получили наше письмо.

- Да, получил. Честно говоря, я уже достаточно давно жду чего-то подобного, – сказал он, приглашая сесть. – Чай, кофе?

- Кофе, пожалуйста.  Два кусочка сахара.

Арапов передал секретарше указания насчет кофе для гостя и, скрестив пальцы, внимательно посмотрел на гостя. Долгов в свою очередь изучал директора «Фрукта» и оставался доволен своими наблюдениями – Александр Александрович производил впечатление абсолютно неконфликтного человека. Даже какого-то бесхребетного.

- Итак, я хотел бы поговорить о деле, - начал Долгов после того, как секретарша принесла кофе и нарушила это молчаливое изучение друг друга. Сразу хочу оговориться, что я вовсе вам не враг и не собираюсь банкротить ваше предприятие.

- Признаюсь, у меня есть такие мысли. Поскольку есть люди, которым выгодно нас обанкротить. Да, думаю, это просто вопрос времени.

- Вот как? Но к нам обратились только за тем, чтобы решить проблему долга. Если вы мне расскажите подробнее о ваших взаимоотношениях с Тамбовским хладокомбинатом, это поможет мне найти наиболее удобное для обеих сторон решение. Надеюсь, вы не будете утверждать, что долга нет?

- К сожалению, не буду. И решения никакого не вижу. Знаю, что долгов много, платить надо, но платить нечем – с этим кризисом мне итак пришлось сократить численность рабочих, все равно едва концы с концами сводим. Посмотрите хотя бы на мой кабинет – тут ремонта лет десять не было!

Кабинет и вправду был весьма совдеповского вида и не походил на те кабинеты, в которых Долгову приходилось вести подобные этому разговоры.

- Мы едва может выплачивать кредит, - продолжал Арапов.

- Кредит? – переспросил заинтересованно коллектор.

- В принципе, из-за этого кредита и образовался долг. Дело в том, что я не так давно заступил на эту должность, а до этого работал здесь же главным инженером. Прежний руководитель подал в отставку по причине болезни, а на самом деле, наверное, не хотел стоять у руля предприятия, которое на ладан дышит. По сути, сейчас почти все предприятия, подобные нашему, работают под иностранцами или москвичами, которые переоборудовали их по последнему слову техники. А у нас все линии – старые. Вот и не захотел бывший директор Михаил Евгеньевич Хомутов больше иметь дело с предприятием, тем более, после отставки он открыл первый супермаркет «Салтан». Сейчас у него их шесть или семь. Для меня же это предприятие было родным – еще мой отец его открывал. Поэтому, как только я заступил в должность, занялся модернизацией цехов и взял кредит на покупку оборудования. И только потом меня поставили в известность что, оказывается, у предприятия имеется долг перед Тамбовским хладокомбинатом. Естественно, приоритет мы отдавали банковским платежам, поскольку там проценты были бы нереальные. А долг Тамбову мы собирались и собираемся платить после того, как расплатимся с кредитом. Но, как я понимаю, наши кредиторы ждать больше не намерены.

- Да, вы правы. Именно поэтому они ко мне и обратились. Тем более что вы игнорируете судебные заседания.

- Какой толк на них являться, если мы неправы, а денег нет? У нас долгов лет на двадцать хватит, да еще и этот кредит.

- А сколько еще вы должны выплачивать кредит?

- Еще два года. Если, конечно, все будет нормально. Но, вроде, новая команда работает эффективно, и наша продукция пользуется спросом. Например, мы освоили выпуск ананасов в жестяных банках, которые стоят в магазинах на 20-30% дешевле наших конкурентов. А все потому, что мы не накручиваем цен. Но все это бесполезно, если всерьез возьмутся за взыскание долгов. Честно говоря, выхода я не вижу.

- Понятно. Значит, ваши кредиторы смогут получить свои деньги через два-три года, - задумчиво произнес Долгов. – А вы в начале беседы говорили о том, что кому-то выгодно ваше банкротство?

- Да, - ответил Арапов. – Ко мне обращались люди, которые предлагали мне продать завод. Их интересует земля и здание, а не само предприятие, поскольку они хотят перепрофилировать его в ликероводочное. Я, естественно, отказал им, поскольку, как уже говорил вам, для меня «Фрукт» очень много значит.

- Больше предложений не поступало?

- Напрямую нет, но мои сотрудники сообщали мне, что около предприятия постоянно вьются какие-то подозрительные люди, вынюхивают что-то. Поэтому я и подумал, что вы пришли обанкротить нас.

- Не думаю, что это входит в наши планы, - ответил Долгов, поднимаясь и протягивая Арапову руку для рукопожатия. – Пришлите мне, пожалуйста, весь список ваших кредиторов, мы попытаемся что-то сделать. Естественно, если вы готовы к сотрудничеству.

- Можете на меня рассчитывать, - уверил коллектора директор ЗАО «Фрукт».

После этой встречи Тимофей долго размышлял над ситуацией, сложившейся на предприятии-должнике. Закончив общение в кабинете, Арапов предложил коллектору осмотреть завод, и он этим предложением воспользовался. Все, что он увидел, подтверждало слова директора: хотя и пребывало предприятие в глубочайшем кризисе, но пыталось строить планы на будущее. Конечно, чтобы подвести его к уровню таких монстров как «Бондюэль» или той же «Кормилицы», нужны были инвесторы, оборудование, специалисты. Но чувствовалось, что и у директора, и у работников было огромное желание не просто удержаться на плаву, но и вырваться в лидеры. По крайней мере, в Свердловской области. Долгову вовсе не хотелось «топить» предприятие, навлекая на него негодование прессы или всевозможные проверки, но работа есть работа. И Тимофей размышлял над тем, как вернуть долг с наименьшими потерями для «Фрукта». И тут его осенило.

- Анечка, здравствуй. Там Снегирев далеко? – спросил он, услышав в трубке приветливый голос секретарши.

- Сейчас переключу!

- Алле? – ответили на том конце провода после нескольких гудков.

- Петя, как там у нас дела двигаются с документами от Тамбовского хладокомбината?

- Ой, Тимофей Дмитриевич, не знаю, что за юристы там работают, но они опять нам прислали документы с кучей ошибок. И опять нескольких бумаг не достает. Я уже звонил им и общался с их юристом.

- И как впечатление?

- Ужасно! Указал на ошибки и попросил переделать. Думаю, лучше самому все составить, оформить и отослать им на подпись. А то, насколько я понял, так можно до бесконечности бумажками обмениваться.

- Подождем еще, может быть, в третий раз они наконец-то все сделают правильно.

- Сомневаюсь…

-  Знаешь что, найди мне пока данные на некоего Михаила Евгеньевича Хомутова, экс-директора ЗАО «Фрукт». Кажется, сегодня он владеет сетью супермаркетов в Екатеринбурге. Мне нужно все, что сможешь достать. В особенности все его партнеры, контрагенты и банки, с которыми он сотрудничает. Пусть тебе наши помогут с источниками. Как найдешь что-нибудь, скинь по электронке.

- Будет сделано, Тимофей Дмитриевич!

- Удачи.

Положив трубку, Долгов включил ноутбук и принялся за другие дела, которые требовали его вмешательства.

Арапов, как и обещал, прислал список кредиторов, который оказался весьма внушительным. Оказывается, помимо хладокомбината, ЗАО «Фрукт» должен был деньги еще нескольким маленьким фирмочкам и ИП. Но, естественно, самым крупным был долг Тамбову. К тому времени, как Долгов получил этот список, у него уже созрел план, как взыскать долг и самому получить максимальную выгоду из этого дела.

Прежде всего, он созвонился с Еленой Петровной, юристом «Тамбовского хладокомбината» и, апеллируя информацией о весьма невеликом уставном капитале ЗАО «Фрукт», рекомендовал их руководству согласиться, если появится возможность, на компромиссный вариант погашения задолженности в размере 47%. Та обещала обсудить этот вопрос с руководством. И вот сегодня был получен ответ: ОАО «Тамбовский хладокомбинат» готов «сократить» долг до 450 000 – 500 000 рублей.

Итак, добившись уступки от хладокомбината, Долгов понял, что настала пора вводить еще одно действующее лицо в эту постановку. Михаил Евгеньевич Хомутов, бывший директор ЗАО «Фрукт» и нынешний вполне успешный владелец сети супермаркетов «Салтан», состоящей из семи магазинов, вполне подходил на роль спасителя почти обанкротившегося предприятия. Тем более большинство этих долгов появились еще при нем. Единственное, чего не хотелось Долгову, так это ехать опять в Екатеринбург и терять время на все эти перелеты. Поэтому, набирая номер Хомутова, он очень надеялся решить этот вопрос дистанционно.

- Да, - почти тотчас же отозвались на том конце провода.

- Михаил Евгеньевич, здравствуйте. Меня зовут Тимофей Долгов, я представляю московское коллекторское агентство «СВС», - как можно вежливее представился коллектор.

- У меня нет никаких задолженностей! – по голосу было слышно, что директор сети «Салтан» начал нервничать.

- Ну, я же не сказал, что я собираюсь что-то взыскивать с вас. У меня есть для вас интересное предложение, которое поможет развитию вашей сети.

- Какое предложение? Только покороче, у меня масса дел, я завтра уезжаю в командировку в Москву.

- Это же замечательно, Михаил Евгеньевич! – обрадовался Долгов. – Поскольку короче не получится, я предлагаю встретиться и обсудить наши дела. Думаю, у вас найдется час времени между переговорами и делами.

- Хорошо, - неохотно согласился Хомутов. – Позвоните мне послезавтра, и обговорим место и время встречи.

Положив трубку, Тимофей удовлетворенно откинулся на спинку кресла. Переговоры вживую нравились ему гораздо больше, чем телефонные или переписка по электронной почте. Последние словно бы обезличивал человека, лишали его плоти и крови, и это давало ему дополнительную защиту. А когда собеседник сидел напротив, он был практически беззащитен: он выдавал себя выражением лица, жестами, невольными словами или взглядами. Его можно было испугать, на него можно было повлиять, и с ним можно было устроить негласную дуэль – если попадался действительно сильный человек. Поэтому Долгов так радовался тому, что собеседник согласился на личную встречу. Теперь он почти не сомневался в успехе своего предприятия.

От размышлений его оторвал телефонный звонок. Голос в трубке не снизошел до подробных представлений.

- Тимофей Дмитриевич? Насколько мы знаем, вы сейчас работаете по делу ЗАО «Фрукт». У нас есть к вам интересное предложение.

- Вот как? А вы не могли бы представиться?

- Я представляю один весьма крупный холдинг…

- Очень подробное представление. Э… Как вас зовут? – спросил Долгов.

- Алексей.

- Замечательно. Думаю, не ошибусь, если предположу, что ваш холдинг специализируется на производстве и продаже алкогольной продукции.

- Вы правы. Но это к делу не относиться. Мы хотим помочь вам и выкупить долг ЗАО «Фрукт».

- Позвольте узнать ваши цели и сумму, которую вы готовы заплатить?

- У нас есть планы, связанные с модернизацией предприятия. А сумма достаточная чтобы покрыть долг, который можно отнести к разряду не возврата.

- О модернизации вам стоит говорить с директором предприятия, - сказал Тимофей.

- Нам проще иметь дело с вами. Ваше дело – вернуть деньги кредиторам. Мы предлагаем вам эти деньги. По-моему, дело ясное.

- Вполне. Я буду иметь это в виду, и свяжусь с вами, если мои клиенты заинтересуются вашим предложением.

Видно, «Фруктом» уж очень хотели полакомиться рейдеры. Их предложение и впрямь не было лишено привлекательности. И любой здравомыслящий коллектор ухватился бы за него, избавив себя тем самым от проблем, связанных с дальнейшим выбиванием долга. Но Долгов не был здравомыслящим. Или, скорее сказать, он был слишком здравомыслящим чтобы не понимать, что, согласившись на это предложение, он подпишет смертный приговор ЗАО «Фрукт». Предприятие будет закрыто, а вместо консервированных персиков и горошка здесь будут лить водку и порошковое вино. Тимофей всегда старался поставить себя на место должника, и сейчас на этом месте было уж очень неуютно. Поэтому он не спешил с ответом, и даже не передавал это предложение хладокомбинату, которому была абсолютно безразлична судьба какого-то предприятия в Екатеринбурге, которое, к тому же, уже давно должно было ему внушительную сумму. Коллектор решил дождаться итогов разговора с экс-директором предприятия-должника.

Через день Долгов снова позвонил Хомутову, и тот согласился подъехать к ним в офис. Это снова порадовало Тимофея, ибо после недавно проведенного ремонта их офис выглядел вполне внушительно, в отличие от многих коллекторских агентств, которые довольствовались малым и не задумывались о том, какое впечатление они производят на своих клиентов. Так что в назначенное время директор московского «СВС» с нетерпением ждал земляка в своем кабинете.

- Тимофей Дмитриевич, к вам Михаил Евгеньевич Хомутов, - сообщила
Анечка по внутреннему.

- Хорошо, пусть войдет.

Долгов поднялся навстречу своему гостю. Бывший директор ЗАО «Фрукт» был круглым в прямом смысле этого слова: круглая лысая голова сидела на каких-то покатых плечах, переходивших в круглое тело, заканчивавшееся короткими толстыми ногами. Вот уж, когда внешность так подходила к названию предприятия. Пусть даже и бывшего.

- Здравствуйте, Михаил Евгеньевич, спасибо что пришли, - поблагодарил Долгов.

От кофе гость отказался. Он вообще был каким-то дерганным, словно сидел на иголках. Видно было, что все это ему не нравиться, но он пришел узнать, что от него хотят и понять, как надо защищаться.

- Я хотел бы поговорить с вами о ЗАО «Фрукт». Насколько я знаю, вы были директором этого предприятия? – спросил коллектор.

- Это было три года назад. Сейчас я не имею никакого отношения ко всяким «фруктам». Ну, разве что продаю их в своих магазинах, - сдавленно хихикнул Хомутов своему каламбуру.

- Не совсем так. Вольно или невольно вы имеете отношение к этому предприятию. По заданию ОАО «Тамбовский хладокомбинат» мы готовим программу дальнейшего взыскания задолженности, которая включает в себя консолидацию кредиторов ЗАО «Фрукт». Естественно, эта процедура будет иметь PR-сопровождение, и не думаю, что она будет приятна и для вашей сети «Салтан».

- Это почему же еще? – насторожился Хомутов. – Ни я, ни мои магазины не имеем отношения к этому предприятию.

- Дело в том, - вздохнул Долгов, – что большая часть этих задолженностей и, в частности, долг Тамбовскому хладокомбинату, появились во время вашего руководства, но, почему-то, особо не афишировались. Новый директор Арапов, не поставленный почему-то в известность, взял кредит и теперь находится в весьма жестких условиях. Либо предприятие будет признано банкротом, либо кто-то купит долги «Фрукта». Кто-то, кто согласен подождать, когда предприятие закончит выплату кредита и сможет начать выплачивать долги…

- И вы предлагаете мне купить долги моего бывшего предприятия? – спросил Хомутов.

- Вы меня правильно поняли.

- Но мне это не выгодно. Семьсот тысяч рублей – просто взять и выкинуть на ветер!

- Вам это очень выгодно. Потому что в процессе PR-сопровождения дела мы будем вынуждены донести до контролирующих органов, ваших контрагентов и партнеров, что ваше бывшее предприятие по уши в долгах, и что эти долги появились еще во время вашего руководства.

- Это только разговоры. Мои партнеры мне доверяют.

- Вы же столько лет в бизнесе! – улыбнулся Долгов. Он был уверен в победе, поскольку тон Хомутова выдавал неуверенность в своих же словах. – Партнеры доверяют только самим себе и чистой репутации. А все эти факты могут подтолкнуть их к негативному изменению отношения к сети супермаркетов «Салтан». Вы прекрасно понимаете, чем это грозит: более высокая предоплата, отказ в кредитовании…

- Я затаскаю вас по судам за клевету!

- Боже упаси, Михаил Евгеньевич, какая клевета! – театрально вознегодовал Долгов. – Мы профессионалы и распространяем только подкрепленные доказательствами сведения, а если у нас нет четких доказательств, то выражаем свое мнение. А мнение, в отличие от утверждения о факте, не может быть клеветой. Почитайте статью 129 в Уголовном Кодексе.

- Вы меня шантажируете!

- Ну что вы. Мы просто предлагаем вам выход из очень непростой для вас ситуации. И это никакой не шантаж. Шантаж – это что-то незаконное, а мы полностью действует в рамках закона.

Хомутов замолчал, вдавленный в кресло этими аргументами. Он молчал и, видимо раздумывал над последствиями своего отказа, если он решится его сделать. Но Долгов был уверен, что тот согласится, поэтому не было нужды прерывать это молчание.

- Сколько? – наконец выдавил из себя директор сети «Салтан».

- Какова сумма долга, вы хотели спросить? Ее вы уже назвали правильно – семьсот тысяч рублей. Но мне удалось убедить хладокомбинат сократить ее до 450 тысяч рублей.

- Я могу дать только 300 тысяч.

Долгов промолчал.

- Это оптимальное предложение, поскольку речь идет о приобретении долга почти разорившейся компании! – принялся убеждать Хомутов. – Где же вы раньше были? У ЗАО «Фрукт» осталась масса должников и дебиторки, что можно было бы покрыть все долги!

- А что произошло с этими долгами сейчас?

- К сожалению, это практически 100% не возвраты. Многих фирм уже и «в живых» нет, - печально пояснил Хомутов.

- Посмотрим, - сказал Долгов, показывая, что встреча подходит к концу. - Я передам ваше предложение хладокомбинату. И затем свяжусь с вами.

«Тут есть сложность, если Хомутов платит за «Фрукт», то он получается сам становится кредитором «Фрукта» - этот факт надо где-то прописать, что став кредитором, он не собирается взыскивать выкупленный долг» - подумал Долгов.

ОАО «Тамбовский хладокомбинат» согласился на сумму, предложенную Хомутовым. Долгов не поскупился на слова, рассказывая Елене Петровне о бедственном положении ЗАО «Фрукт» и о том, что в случае его банкротства, хладокомбинат вряд ли получит больше. Кредиторы взяли паузу, чтобы подумать.

Вскоре Долгову пришло письмо из Екатеринбурга.

«Уважаемый Тимофей Дмитриевич!

Связавшись с нынешним директором ЗАО «Фрукт», я взял на себя труд проверить прочих должников компании. По данным судебных исполнителей, существуют исполнительные листы только от компаний «Сварог» и «Комплекс-класс». Долг первого я выкупил еще полгода назад и надеюсь, что в скором времени исполнительный лист будет отозван.

Что касается «Комплекс-класса», то я уже переговорил с этой компанией, что долг закроется путем оказания маркетинговых услуг в магазинах нашей сети. В скором времени мы подпишем соответствующие документы. 

 Так что «Тамбовский хладокомбинат» является единственным реальным кредитором ЗАО «Фрукт» и я по-прежнему готов выкупить долг за триста тысяч рублей.

С надеждой на скорейшее разрешение этого дела,

Михаил Хомутов»

 

В ответ Тимофей отправил свое письмо:

« Михаил Евгеньевич, добрый день,

Помимо этих двух должников есть и те, кто еще только обратился с исковыми заявлениями к ЗАО «Фрукт».

Кстати, вопрос о должниках «Фрукта», о которых вы говорили мне при встрече, - возможный путь достижения компромисса. Вы судите о 100 % вероятности не возврат, исходя из обычной практики, но мы можем попробовать что-то сделать. Вы можете направить мне реестр долгов ЗАО «Фрукт», раз уж вы взялись за это дело вместе с нынешним руководством предприятия? Мы могли бы провести экспертизу и посмотреть, какие есть варианты.

В итоге могу предложить вам такую схему: сеть «Салтан» платит ОАО «Тамбовский хладокомбинат» предложенные вами 300 тыс. рублей, а оставшаяся сумма покрывается по результатам взыскания долгов ЗАО «Фрукт». То есть последний переуступает нам своих должников.

С уважением,

Тимофей Долгов,

Московское коллекторское агентство «СВС»»

 

«Тамбовский хладокомбинат» ответил согласием на предложение Хомутова. Они были готовы принять триста тысяч рублей вместо семисот тысяч, но чтобы без отсрочек. Владелец сети «Салтан» пообещал собрать деньги к концу месяца. Между тем, юрист хладокомбината наконец-то справилась с пакетом документов и коллекторское агентство «СВС» не нашло в нем ошибок.

Но и рейдеры не хотели сдаваться. Они уже несколько раз звонили Долгову, и тот все время сообщал им, что хладокомбинат еще не принял решения по их вопросу, поскольку занят другими делами. Но в свете последних событий Тимофей, наконец-то, мог дать им ответ.

- К сожалению, мы должны отвергнуть ваше предложение, - твердо сказал Долгов, когда безызвестный Алексей, который не пожелал оставить своих координат, позвонил снова.

- Это ваше решение или решение кредитора?

- Это совместное решение. Мы пришли к соглашению по этому вопросу и моих клиентов эта схема устраивает.

- И что же за схема оказалась выгоднее нашего предложения?

- Простите, но я не уполномочен раскрывать наши внутренние дела и взаимоотношения с клиентами посторонним лицам, - ледяным голосом отпарировал коллектор. – Как я уже сообщил, и кредиторов, и должников, и нас вполне устраивает та схема, которую мы выработали в качестве улаживания этого конфликта. Так что, боюсь, наш с вами разговор себя исчерпал.

- Думаю, это еще не конец, - заявил Алексей, прежде чем повесить трубку.

Спустя полмесяца Тимофей Долгов снова входил в двери кабинета директора екатеринбургского ЗАО «Фрукт». Помимо Арапова и Хомутова за потертым полированным столом сидели еще два человека. Хомутов, который взял на себя инициативу в этих переговорах, представил одного из них как юриста, а другого – как бывшего совладельца «Фрукта» и нынешнего партнера сети «Салтан», который согласился разделить затраты по покрытию долга перед «Тамбовским хладокомбинатом».

- Итак, господа, начнем, - сказал Хомутов. – Тимофей Дмитриевич предложил нам схему, по которой «Салтан» покупает долг ЗАО «Фрукт» и выплачивает хладокомбинату триста тысяч рублей. За это московскому коллекторскому агентству «СВС» передаются должники ЗАО «Фрукт». Остаток долга планируется покрыть за счет работы с этими должниками.

- Кроме суммы в триста тысяч, от нас ничего не потребуется? – уточнил партнер «Салтана», гладя на Долгова.

- Нет. Дальнейшее взыскание – это наше дело и вы к нему больше не имеете отношения.

- А на репутации предприятия ваши дальнейшие шаги не скажутся отрицательно? Просто несколько дней назад в двух местных газетах были напечатаны статьи, негативно отзывающиеся о ЗАО «Фрукт» как о злостном неплательщике, - сказал Арапов.

- Как раз наоборот, - ответил Тимофей. - Думаю, что статьи – дело рук рейдеров, которые хотят обанкротить ваше предприятие. Но в этой информационной войне вы можете достойно защищаться. Ваше предприятие закрывает долг перед хладокомбинатом, и из злостного неплательщика вы превращаетесь в кредитора по тем предприятиям, которые были вам должны.

- А если вам не удастся взыскать долги с наших должников. Ведь многих из них уже нет… - осторожно спросил Арапов.

- За это время мы проанализировали полученную от вас информацию о должниках ЗАО «Фрукт», - сказа Долгов. – Часть должников вовсе не так уж и безнадежна. Так что у нас есть все основания полагать, что мы сможем за их счет закрыть долги вашего предприятия.

- Этим будете заниматься вы? – спросил Хомутов.

- Мы намерены поручить это местному коллекторскому агентству – нашим партнерам. Его руководитель – бывший подполковник МВД и уж он-то найдет способы возврата тех старых задолженностей. Как только мы подпишем все необходимые документы, я передам координаты «Фрукта», а также список должников этому агентству, чтобы оно могло начинать работу.

Похоже, вопросы были исчерпаны. Все молчали.

- Итак, если нет больше вопросов, то можно переходить к подписанию документов, - сказал Долгов, обводя взглядом собравшихся.

Возражений ни у кого не было. Юрист прочитал документы, привезенные московским коллектором, счел их «пригодными» для екатеринбуржцев. Договор был подписан.

Тем же вечером Тимофей встретился со старым приятелем, который одно время был соседом семьи Долговых и работал в милиции. Выйдя в отставку, он организовал собственное коллекторское агентство, которое, благодаря прежним связям, как в правоохранительных органах, так и среди местных авторитетов, весьма успешно вело дела в Екатеринбурге и области.

За кружкой пива в баре, Долгов праздновал победу. Причем, не столько победу в этом деле, сколько победу над собой – несмотря на более легкий вариант, предлагаемый рейдерами, он выбрал более сложный и долгий путь. Но ведь не всегда длинный путь плох. Он позволил сохранить, конечно, может быть только на время, предприятие. Зато его совесть была спокойна.

Екатеринбургские партнеры согласились взять на себя дело по должникам «Фрукта» и надеялись уже в самом скором времени получить первые деньги, поскольку руководители некоторых неплательщиков оказались бывшему подполковнику МВД знакомы…

- Уважаемые пассажиры. Наш самолет готов к взлету. Мы просим вас привести спинки кресел в вертикальное положение и застегнуть ремни безопасности.

Тимофей Долгов выполнил все просьбы стюардессы и выглянул в иллюминатор. Поле, раскинувшееся по обе стороны взлетной полосы и покрытое зеленой травой с какими-то цветами, стремительно убегало и вскоре осталось внизу, расчерченное на строгие геометрические фигуры. Самолет набирал высоту, прорываясь через толщу облаков.

Когда тряска прекратилась и погасло табло «застегните ремни», Тимофей откинул спинку и устроился поудобнее в кресле. Еще вчера, сразу же после подписания всех необходимых документов, владелец сети супермаркетов «Салтан» Михаил Евгеньевич Хомутов перевел на счет ОАО «Тамбовских хладокомбинат» обещанные триста тысяч рублей. Несколько минут назад Долгов получил информацию от юриста хладокомбината, что деньги дошли. Значит, у него есть пара часов, чтобы спокойно поспать.

А потом – в Москву, домой.

Дмитрий Жданухин

Наши партнеры


СМИ - "Своя Позиция"
интернет-журнал для предпринимателей, малого бизнеса, самозанятых. Помощь в решении практических задач. Освещение деятельности арбитражных судов. Разрешение конфликтов.
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-78101 от 27 марта 2020г, выдан Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Наименование (название) средства массовой информации: Своя Позиция
Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны
Язык(и): русский
Адрес редакции: 450027, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул Сельская Богородская, д.57, оф. 406
Номер телефона: +7 (958) 111-73-07, +7 (937) 844-84-52, Почта:mail@sppress.ru
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет": свояпозиция.рф / (xn--b1akda1aagn5c3eg.xn--p1ai)
Примерная тематика и (или) специализация: Информационная, общественная
Форма периодического распространения: сетевое издание
Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "СП" (ОГРН 1200200009613)
Главный редактор: Ибрагимова Гюзель Фануровна
Возрастные ограничения: 18+

*мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции
Политика конфиденциальности